От Редакции: Данной публикацией мы начинаем серию воспоминаний о советском прошлом Черновцов под кодовым названием «Партархив». Все тексты цикла беллетризированны, но не вымышлены, поэтому многие горожане узнают в героях самих себя.

Я, город Чернов(и)цы, пока не знаю, когда я родился точно. Я даже не знаю, как меня правильно называть. Но я есть, и это факт, зафиксированный письменно. В грамоте молдавского властителя Александра Доброго от 1408 года, которая хранится, к сожалению, не у меня дома, в моем письменном столе, а в Москве. Она украдена, моя метрика. Примерно как Крым.

А я есть. Хорошо изучена моя жизнь в австрийский период, потом в румынский. Неплохо осведомлен мир о моей жизни и до всего этого. Сейчас восторгаются моей неповторимой и прекрасной, но облупленной архитектурой. Моим мягким климатом, зеленью моих парков и скверов. Любуются моими жителями, гостеприимными, предприимчивыми и необыкновенно талантливыми. Восхищаются моим необычным говором, акцентом, обилием незнакомых в других местах слов и оборотов. Моим улицам возвращают красивые немецкие имена, дворников учат другим языкам, кроме русского мата, восстанавливают и оживляют румынские виллы и древние украинские традиции этой земли.

Но плохо у меня с памятью. Болею на память близкую, недавнюю. Она оказалась еще короче, чем мне думалось и хотелось. Что было со мной совсем недавно, нынешнее поколение моих граждан знает очень мало. Или не знает ничего вообще. Или не хочет знать. Стесняется.

А вот мне не стыдно! И я хочу рассказать о себе сам в этой автобиографии. Тем более, что все, что происходит со мной, городом Чернов(и)цы теперь, уже было. Много раз и иногда даже при участии тех же людей. Да, они живы еще, и порой носят известные фамилии и занимают аналогичные, похожие или вообще те же должности.

Воспользовавшись тем, что моя метрика (свидетельство о рождении) украдена, обо мне много врут. Причем те, кто этого делать не должен. Они должны помнить как все было. Но они считают нынешнее положение дел уникальным и никогда до этого не случавшимся. Я утверждаю – ложь! Все это уже было в моей непростой биографии. Из прошлого не сделаны выводы, оно не изучено, а нынешние мои биографы считают, что так и нужно.

Да, не следует жить прошлым. Не нужно ему мстить или бороться с ним. Но его знать необходимо, чтобы не повторять ошибок, ценить опыт, людей, создававших этот опыт. А выходит, что у меня из биографии ножницами революций и реформ вырезали часть моей совсем недавней жизни. А часть выкрасили в черное. Очернили людей и обелили ничтожеств, а негодяи и серенькие людишки всплыли самостоятельно.

Исконные мои жители сильно евреезависимы и еврееобусловлены. Даже теперь в условиях практически полного отсутствия евреев в городе. Те две сотни активных людей, которые тут по разным причинам остались жить, растворились в городском социуме и в большинстве своем не вызывают трепета. Самый обычный еврей воспринимается обывателем как экзотика, непозволительная роскошь из прошлого. Как искусное яйцо Фаберже, закотившееся под старый комод и случайно обнаруженное служанкой через 100 лет.

Мы также и русскообусловлены, тут по-прежнему слышна русская речь, как и румынская, польская, украинская, другая. Но наша, например, русская речь теперь, после 2013-го, другая. Это речь травмированного человека нерусской национальности. Даже у этнических русских-черновчан. Такие травмы обычно получают увлекшиеся артисты разговорного жанра при неожиданном падении в оркестровую яму. Я никому не прощу эти травмы. Но буду писать свою автобиографию и по-русски тоже.

Ну, и, наконец, сегодня я, город Чернов(и)цы, как никогда сильно партполитзависим на всех возможных языках, политических наречиях и жаргонах. Карикатурно зависим. Мультяшно. Калейдоскопно. Достаточно лишь взглянуть на моя городскую раду и ее представителей. Такого со мной не было никогда, по крайней мере, в обозримом прошлом. Было хуже. Но так не было. Потому что всегда партия – это идеологическая моногамия при множественности участвующих в ней по списку лиц. А если этих партий несколько?

Поэтому у меня теперь раздвоение или даже разтроение личности. Я болен. У меня мания того, что я из себя представляю что то принципиально новое и необыкновенно прогрессивное, тунельное. Иногда мне кажется, что мне все должны и я неистово ору сразу в нескольких парламентах. О новых выборах, о новых дорогах, о новых лицах. А на самом деле я должен просто заглянуть внутрь себя. У меня все это есть и уже было. Причем много.

В моей голове теперь каша. Я похож на бродячего черновицкого пса, который бежит за новеньким «лексусом» и неистово лает, сам не понимая зачем. Или на невыспавшегося водителя маршрутки, одновременно пересчитывающего жалкие пенсионерские гривны, отвечающего диспетчеру по телефону, и бранящегося с пассажиром с «вонючей задницей, которую вынужден перевозить».

В моей голове, разделенной на две части, политический туман, вызванный моей экономической несвободой и зависимостью. Сегодня у меня очень сильна политическая группировка традиционных эмпирических торговцев брынзой – последователей Аугусто Пиночета. Представлены остатки герцаевских хортистов, полевых усташей и членов партии Мобуту Сесе Секо Куку Ваза Банга. Как всегда выгодны позиции полуреспубликанцев Валя Кузьмина и лесных тарашанских марксистов.

Напоминают о себе сторонники Путильского степного казачества и Союза православных плотогонов. Вокруг газетенки «Вечерний Чагор» формируются боевые дружины добровольцев в защиту Леонардо Пелтиера и Анджелы Девис. За места в парламенте Магалянской объединенной территориальной громады опять сошлись в смертельной схватке боевики общества «Всезнание» под водительством блаженного с третьего курса, и недобитые псевдорегионалы, не успевшие спрятаться под обломками реформ правоохранительной системы. В Кицманском районе свирепствует партейка «Голубая Маланка», а Заставновский район путают с Сокирянским. Здоровые силы города оттеснены на полонины Вижницы, в местный БЮТ снова вернулся пастор и навязывает им киберсоциализм колумбийского типа. Свирепствуют маоисты Сторожинца, беспочвенно ратуя за воссоединение с социалистической Гагаузией.

Вот такая белиберда. Но автобиография моя продолжает писаться. Меня пока не берут в Европу, но обязательно возьмут. Когда я вылечусь.

Продолжение следует...



Василий Зажура * — специально для БЦ

* В связи с конфликтом интересов автора материал публикуется под псевдонимом

В оформлении использованы архивные полосы газеты «Радянська Буковина» 1964 г.

________________________________________

Дивитись більше:

________________________________________

Читати більше:

Сергій Воронцов | Канібалізм у погоні за ситістю. Чернівецькі оди націонал-соціалізму